Что ждёт гибкие смартфоны, какими должны стать умные дома и есть ли будущее у AR: интервью с создателями дизайна YotaPhone, Яндекс.Станции и СберПортала

Помните YotaPhone? Оригинальный продукт, который концептуально опередил своё время. А Яндекс.Станцию помните? Наверняка, у многих из вас она сейчас стоит дома. Скорее всего, вы что-нибудь слышали или видели про SberPortal и SberBox Top — новые умные устройства от «Сбера», которые только-только вышли на рынок.

У всех этих устройств есть кое-что общее, а именно команда, стоящая за продуктовым дизайном. Мы познакомились с Игорем Михненко, сооснователем компании NotAnotherOne, которая придумала дизайн этих и многих других устройств. Поговорили с ним о будущем смартфонов с гибкими дисплеями, дополненной реальности, индустриальном дизайне и разнице в подходах к бизнесу в США и в России.

Игорь Михненко — сооснователь и дизайн-директор международного дизайн-хауса notAnotherOne.
Он стоял у истоков проектов и продуктов, среди которых P2P-маркетплейс HelpMeNow, биотех-стартап Gero, десятки разработанных дизайнов потребительской электроники для Yota, Яндекс, Сбер, Мегафон, АТМО. Устройства, созданные при участии Игоря и команды notAnotherOne, сегодня продаются миллионными экземплярами по всему миру, завоевывают международные награды, и улучшают качество жизни людей. Игорь живет и работает в Санкт-Петербурге. 

— Вы работали над первым YotaPhone. Как мне кажется, это был прорывной продукт для своего времени, до сих пор подход с двумя экранами многие пытаются реализовать. Интересно ваше мнение насчёт направления в котором движется рынок мобильных гаджетов. Как вы относитесь к смартфонам с гибкими экранами, есть ли у них будущее?

Если разделить устройства с экраном на три основные категории, — для создания, потребления и редактирования контента, — рынок движется туда, куда и двигался. Смартфоны всё больше становятся устройствами для создания и потребления контента. Если ранее технологические возможности мобильного устройства были недостаточными, сейчас весь социальный мир заточен на работу с телефонов. Уже сегодня большая часть контента создаётся при помощи мобильных терминалов.

Мобильные телефоны с гибкими экранами станут отдельной категорией. Пока эта технология дорога, однако имея доступ к R&D-хаусам известных компаний, я вижу, как производители экранов стремятся внедрить новые технологии. Это относится и к гибким экранам. Вся конструкция раскладываемых телефонов пока ещё менее износостойкая, менее противоударная и очень тяжелая. Не каждый согласится носить полкилограмма в кармане.

Опыт использования Galaxy Fold 3 — самого крутого устройства с гибким экраном

Не за горами то время, когда появится тонкий, супер лёгкий и гибкий телефон, который будет очень удобно лежать у нас в кармане или сумке. Этот телефон будет трансформироваться в удобный большой экран, который позволит более комфортно потреблять контент. Такой тренд точно есть, хоть и категория устройств появилась в очень высоком ценовом сегменте. Через несколько лет мы увидим очень сильное снижение цены на этот сегмент устройств.

— Как вы смотрите на AR и очки дополненной реальности? Есть ли у этого будущее? Хотели бы взяться за такой продукт?

Я верю в AR по простой причине — это позволяет нам расширить восприятие окружающего мира. Если VR даёт тебе возможность погружаться в другие миры, AR дополняет текущий мир, упрощает коммуникацию с его электронной и информационной оболочкой. Все мы видели футуристические ролики про то, как у тебя появляется такой terminator-vision, который позволит моментально сканировать людей, одежду, выбирать товары, проверять путь, получать информацию об окружающей среде, готовить и смотреть как готовить. 

Что уже умеют AR-очки и чего все ждут от Apple

AR — это прекрасный форм-фактор, это вещь, которая действительно приблизит нас к цифровой интеграции на пути к нейроимплантам. 

VR — отдельная категория, которая, как мне кажется, будет долго доминировать перед AR. В ней тоже есть огромный потенциал, особенно потенциал в обучении. Представьте, вы уже сейчас можете находиться в комнате с виртуальными партнёрами, а не экранами, как в Zoom. 

Как обстоят дела с VR в настоящее время

Сейчас количество разработчиков VR-платформ растёт. Важно понимать, что почти всё-всё, что разработано в VR, сможет потом быть настолько же адаптировано в AR. Только представьте, что почти весь виртуальный мир может стать реальным!

Я думаю, это станет большим прорывом для форм-факторов на мобильных терминалах. Очевидно, что AR займёт большую долю рынка мобильных телефонов, или вообще её заменит в конечном итоге. Лет через 20-30 носить на себе AR-очки будет также привычно, как сегодня мобильные телефоны. Совсем скоро мы не сможем представить свою жизнь без ношения этого мобильного устройства.

— Вы работали над продуктами как в Штатах, так и в России. Расскажите, где комфортнее работать? В чём отличается подход, может быть специалисты там иначе мыслят? Где проще получить финансирование?

Сравнивая два рынка разработки, Россию и Штаты, нельзя говорить, что что-то лучше или что-то хуже. Всё просто по-разному. Мы очень сильно отличаемся культурно и с точки зрения технологического развития. Одну вещь, которую хотелось бы отметить — объёмы хардварной разработки, которая потребуется в Штатах, превышают российские в разы. Финансирование разработки того же самого устройства, которое вы хотите создать в России, несоразмерно меньше, чем при разработке в Штатах.

С другой стороны, и рынок больше. Если вы запускаете продукт на американском рынке, у вас больше платежеспособных клиентов, вы можете позволить себе эти инвестиции. Соответственно, стоимость привлечения клиента гораздо большая, чем в России. Уровень инноваций тут может быть выше, чем в России просто из-за размеров инвестиций. С точки зрения широко распространенных форм-факторов, таких как умный дом, которые уже существуют и повторяют ранее разработанные, то создавать у нас это гораздо проще.  У нас до сих пор присутствует более упрощенная модель разработки продуктов и стартаперская энергия.

Зачастую решения в наших корпорациях принимаются единолично — если есть очень сильный ЛПР, который обладает высокими компетенциями, сильной командой и компания может себе это позволить. В Штатах нужно провести массу маркетинговых исследований, доказать наличие рынка или ниши, выделить бюджет. Это корпоративная игра, в которой нужно лавировать. В России разработка происходит быстрее и мягче.

Внутри российских корпораций, которые хотят создавать технологичные вещи для пользователей и имеют ресурс для этого, всё ещё жива энергия стартапа.


— notAnotherOne — бренд, создавший внешний вид самых известных российских гаджетов. Как вы собрали такую команду? В чём секрет успешности проектов дизайн-хауса и каким должен быть гаджет, чтобы стать бестселлером, на ваш взгляд?

Мы любим то, что делаем и стараемся сотрудничать с людьми, которые тоже любят дизайн и технологии. Зачастую важны не профессиональные знания в области, а страсть и желание создавать нечто уникальное. Наша заслуга в успешности проектов хоть и не малая, но всё же — косвенная, ведь в конце концов люди, пользовательский опыт и ресурсы бренда, для которого создаётся устройство, — это самое важное в продвижении и адаптации продукта.

Мы, будучи частью экосистемы проекта, прилагаем максимальные усилия для того, чтобы будущим пользователям было удобно и приятно взаимодействовать с продуктом, и чтобы при этом продукт соответствовал маркетинговым и бизнес-требованиям клиента.

Гаджет может быть любым, но, в первую очередь, полезным для человека который им пользуется. 

— Ваша команда работала над Яндекс.Станцией. Расскажите нескольких интересных фактов при разработке этого продукта. Что было интересного или особенного в работе с «Яндексом»?

На тот момент это было не просто умное устройство. Это была медиастанция, в которой есть HDMI, что создавало новый форм-фактор. Это качественная колонка, которая могла проигрывать видеоконтент, что повлекло множество нюансов при разработке.

Опыт использования Яндекс.Станции

Мы решали проблему слишком большого энерговыделения, работали над охлаждением устройства. Мы в notAnotherOne стремились создать качественный звук в достаточно небольшом объёме, и, после десятков итераций совместно с командой «Яндекса» нам удалось добиться очень качественного звучания.

Были интересные механические нюансы — мы потратили очень много времени на то, чтобы взаимодействие с устройством было тактильно очень приятным, особенно при регулировке громкости на верхнем механическом кольце. 

— Как вы оцениваете Алису? Насколько наш голосовой помощник может сравниться с западными аналогами? Какое будущее ждёт цифровые помощники?

Для нашего рынка Алиса выполняет те же функции, что и другие голосовые помощники на других рынках. Что «Яндекс», что «Сбер», что остальные компании проделывают колоссальную работу по совершенствованию AI, и я думаю, что эта работа выльется в то, что в итоге мы, как пользователи, получим очень удобное взаимодействие с цифровой средой.

Для меня очевидно, что отсутствие голосового или видеоинтерфейса вскоре будет считаться нонсенсом.  Мы все больше уходим в мир, созданный фантастами 30-40 лет назад. Я всё ожидаю момента, когда не останется клавиатур и каких-либо других систем ввода кроме аудио- и видео- коммуникации. Надеюсь, мы окажемся в том мире, где не потребуются какие-то физические формы взаимодействия с устройствами, всё будет заменено искусственным интеллектом.

— Расскажите об особенностях разработки СберПортала?

«Сбер» решил инвестировать в создание качественного и уникального продукта. Если взглянуть на рынок того периода, к примеру, Amazon объявили о создании похожего устройства гораздо позже Сбера. Команда СберДевайсов пошла туда раньше, разработав экран с премиальной акустикой.

Совместить качественный звук с экраном — довольно нетривиальная дизайнерская задача, особенно если требуется создать красивое устройство. У нас были сложности сбалансировать форм фактор и звучание, и мы над этим долго и упорно трудились. В итоге это вылилось в очень крутую форму, которую признали сразу несколько международных конкурсов, знаменитые Red Dot и iF Design Awards, и я считаю это большим достижением команд notAnotherOne и SberDevices.

СберПортал

Для них это было первое устройство подобного форм фактора. Очень здорово, что первое устройство не вышло комом: это действительно достойный девайс с уникальным дизайн-языком и очень продуманным форм-фактором. Мы, как участники разработки, ответственной за дизайн, очень довольны результатом. 

— Как вы видите будущее умных домов, какое они получат дальнейшее развитие?

Мне нравится концепция, в которой все технологии становятся невидимыми. Сложность современных умных домов состоит в том, что пользователь либо сам должен наполнить ими свой дом, либо при помощи какой-то компании, которая сделает некий сервис по управлению этим домом.

Пример современного и простого умного дома

На мой взгляд, умные дома займут своё место в жизни людей только тогда, когда застройщики будут изначально проектировать дома с учетом интеграции умного дома, и что все технологии, которые будут присутствовать, а их очень много, будут идти вместе с построенным домом.

Когда пользователь будет получать это как пакет, который будет автоматически подключен к любому из его мобильных терминалов через приложение или экосистему, тогда умные дома и «полетят». Только представьте себе ситуацию, когда вы купили квартиру, зашли в дом и активировали какой-то аккаунт. Вам ничего не нужно покупать — никакие датчики дыма, протечки, счётчики, как-то контролировать, всё это есть по умолчанию. И у вас есть аккаунт, который привязан к сервису, который автоматически выдаёт вам данные о потреблении воды, электричества. Вы можете удаленно управлять открытием и закрытием дверей, включать приборы, просматривать видео с камер наблюдения.

Когда это будет сделано так, что вам не нужно будет на эту тему думать, тогда появятся огромные системные интеграторы, которые будут работать с застройщиками, и сразу же будут делать такие решения, при этом недорого. Вот тогда мы увидим очень сильное распространение умных домов. Момент, когда технология станет невидимой — самое лучшее время для внедрения системы умного дома. Человеку очень сложно самостоятельно обустроить своё пространство. Как только за него решат эту проблему, он с удовольствием будет пользоваться всеми возможностями умных домов. 

— У вас есть несколько интересных продуктов для умного дома. Что бы вы хотели ещё создать, чего сейчас не хватает в наших домах?

Качество воздуха — важная составляющая нашей жизни. Для нас было важно, чтобы в мире всё больше людей стало осознавать, что качество воздуха влияет на их продолжительность жизни, самочувствие, продуктивность. Мы проводим около 80-90% времени в закрытых помещениях, особенно в нашем климатическом поясе, и качество воздуха является очень важным показателем качества жизни для нас. 

Если немного пофантазировать, то мы, по сути, рыбы. Мы пропускаем через свои лёгкие десятки или сотни кубометров воздуха за определенный период времени. Всё, что в нём есть плохого, оседает внутри нашей системы, и та из-за этого работает менее качественно, а порой даже ломается. Я считаю, качество воздуха — наиболее важный фактор для нашего хорошего самочувствия. Хотелось бы, чтобы всё больше и больше компаний и людей обращали на это внимание. 

В связи с текущей пандемией это становится очень актуальным вопросом: люди понимают, что качество воздуха влияет на вероятную возможность заражения COVID. У нас есть отдельная компания АТМО, которая занимается устройствами для определения качества воздуха, и мы в АТМО занимаемся разработкой продуктов, которые помогают и позволяют людям следить за этим показателем.

— Поделитесь опытом, как пришли к той профессии, которой сейчас занимаетесь. Можно ли этому научиться в России, какими навыками надо обладать?

Мой путь в промышленный дизайн был нестандартным, и начался с дизайн-составляющей мероприятий: от создания баннеров до дизайна площадок для одного из моих первых бизнесов. По мере того, как я погружался в процесс, работая в небольших издательствах, агентствах и собственной веб-студии, дизайн становился всё более интересным. Так я пришел к должности креативного директора Yota.

Я руководил всей дизайн-стратегией Yota Devices, которые разрабатывали все пользовательские устройства компании, включая YotaPhone. Здесь мне удалось максимально близко познакомиться с промышленным дизайном и заняться созданием физических продуктов. В 2013 году в Сан-Франциско мы с Верой Козырь и Дмитрием Лукашевым, основали свой бизнес — дизайн-хаус notAnotherOne, а уже в 2014 открыли российский офис в Санкт-Петербурге.

В любой профессии и деятельности самое важное — желание, остальное второстепенно. Современный мир дает огромное количество онлайн-ресурсов и других возможностей обучиться чему угодно. В Yota, я обучался на практике, работая с лучшими производителями и дизайн-хаусами, мне очень повезло. Однако  это вовсе не значит, что кто-либо другой, кто захочет получить похожие знания (ключевое слово «захочет»), не сможет получить их другим способом. 

— Какие у вас дальнейшие планы, что вы хотели бы создать такое масштабное, чтобы об этом говорили по всему миру?

Меня все больше интересует деятельность человека, связанная с продлением жизни. В частности, биотехнологии. Возможно, свой следующий продукт я буду строить именно в этой сфере. Для того, чтобы заниматься этим направлением, необходимо обладать сильными знаниями, и я начинаю погружаться в эту среду.

Переход в другую отрасль, в зависимости от методологий, занимает 2-4 года, и я задумываюсь над тем, как можно совместить мой опыт в hardware и дизайне и применить его к дизайну искусственных органов. Рано или поздно при помощи технологий мы придём к тому, что, шаг за шагом, сможем создавать разные органы, и на начальных этапах без чистого hardware мы не обойдёмся. Почки, сердце — наши «девайсы», которые чаще всего ломаются. Если говорить о перспективах десяти лет, мне очень интересно зайти в такой рынок и посмотреть, как сочетание биотеха и правильной диагностики заболевания изменит качество жизни человека. 

Наша клетка, и все протеины — это тоже устройства. Их можно, в принципе, обозвать девайсами, и дизайн разных молекул может привести к крутым прорывам в медицине. Это то поле, которое мне очень интересно, и в котором я бы очень хотел очутиться через несколько лет. Создать такое устройство, которое значительно увеличило бы нашу продолжительность жизни. Это тот след, который я хотел бы оставить в истории человечества.

Похожие материалы